Историко-культурная проблематика волнует современных архитекторов Москвы

XX столетие принесло другие взгляды на природу, иные краски. Представителями этой группы были П. Кончаловский, И. Машков, А. Лентулов, А. Осмеркин, Д. Бурлюк.


В альбоме «Революционная Москва» появляются произведения, в которых на первый план выходит пейзаж индустриальный (В. Фалилеев. «Баррикады на Пресне». 1921 г.).


В первые годы после революции художники и архитекторы много работали над созданием среды общения людей, предоставляя им парки культуры и отдыха, амфитеатры на тысячи мест для массовых действ и спортивных состязаний — «октябрид», громадные торжественные лестницы-трибуны, широкие эспланады, площади для многолюдных манифестаций и новых революционных ритуалов. Девичье поле, Сокольники, парк на Красной Пресне и другие площадки собирали на митинги громадные толпы людей.


Колоссальный шаг вперед сделала революционная праздничная эстетика. В широко и разносторонне понимаемом художественном синтезе, в сложном взаимодействии архитектуры, изобразительных, зрелищных искусств с природой и музыкой виделись пути преображения хаоса окружающего мира, созданного капиталистическим городом. Особое место отводилось монументальному изобразительному искусству.


А что же в наши, 80-е гг.? Можно констатировать, что историко-культурная проблематика снова волнует художников и архитекторов Москвы. Новая среда, которую мы создали в последние два-три десятилетия, явно не устраивает художников. Они переосмысливают свое отношение к культурному наследию. И вновь поэзия старых московских кварталов заняла заметное место в изобразительном искусстве — в серии работ Ю. Арндта «Москва», в картинах А. Неймана «Московский дворик», А. Виноградова «Пейзаж в Черемушках». Старинными усадьбами Москвы навеяна лирическая серия акварелей В. Кудрявцева, показанная на выставке «Москва в архитектурной графике» в Центральной городской библиотеке имени Н. А. Некрасова.


Однако значительно меньше современная культура (разве что публицистика) касается темы новой архитектуры Москвы. Да, в ней отсутствует духовность старого города, архитектура которого родственно связана с историческими событиями, а городское пространство соразмерно человеческому масштабу. Ничто не напоминает в новых районах столицы, что они возникли на территориях, интересных и своей историей, и природой.


Некоторые села, вошедшие сегодня в черту города, как, например, Ясенево, имели дворцовую усадьбу с церковью. Нередким гостем в Ясеневе был Петр I, который любил сидеть под древним дубом, украшавшим эту местность еще в нашем столетии. Однако ни один из дворов этих не сохранился. Так же бесследно исчезла деревня Крылатское, лишь памятник архитектуры— церковь середины XIX в. — в полуразрушенном состоянии одиноко стоит среди холмов и оврагов. Это ли не показатель низкой профессиональной и гражданской культуры наших градостроителей? Зеркало казино BET IT ALL https://betitall.su/